1 сообщение / 0 новое
Немного прозы

Случай, описанный в рассказе реальный. Изменены фамилии, что-то добавил от себя, но такой человек был, а может быть и есть, хотя прошло уже, почти, сорок лет. Я с этим человеком был знаком лично.

 

Иван сидел на скамейке в курилке и пытался понять, как все это произошло, почему это случилось с ним и все ли он сделал правильно. Почти два года прошло с того дня, но память, почему-то, унесла его на двадцать лет назад.                                                                                                                                               Он, молодой парень, с очень русским именем Иван, повстречал свою Любаву. Да и как можно было не влюбиться в эту девушку с тугой русой косой! Парни табуном ходили за красавицей, но Любава всем им дала отпор.Иван вернулся из армии и в первый же вечер побежал в клуб. Там и встретил свою Любаву. Словно искра пробежала между ними. Взявшись за руки, они до утра гуляли за околицей села. Ни о чем не говорили, просто гуляли. И следующим вечером встретились и опять гуляли до утра. А через год осенью сыграли свадьбу. Как водится на Руси, свадьба была весёлая и шумная, все село собралось за столом. И почти через год родилась Иришка. Иван и Люба души не чаяли в дочке! Иван многое чего умел в жизни, работал не покладая рук, что бы обеспечить семью, семья жила в достатке.                                                     После двенадцати лет совместной жизни, у них было, уже, четверо детей. У Иришки появились три брата Сережа, Петя и Алешенька. Дети по своим возможностям помогали родителям по хозяйству. Кто постарше делал побольше, но и у младших были обязанности. А как же иначе? К труду надо приучать с детства, нельзя растить лодырей, да и своими руками должны уметь делать все, или почти все.                   Однажды Ивану пришло письмо, его дружок по армейской службе звал его в гости в далёкую Бурятию.Иван вспомнил, как Серега(так звали его друга) рассказывал ему о природе и о людях сурового края. Помнится он говорил, что живёт недалеко от большого озера, кажется, называется "Гусинное озеро". На этом озере стоит огромная тепловая электростанция, да и до Байкала не так уж далеко, на машине часа за три с половиной можно доехать. Иван поговорил с Любой, оформили отпуск, хозяйство оставили на стариков и поехали в гости в Сибирь.                                                                              И Люба и Иван, как то, побаивались летать на самолёте, поэтому решили ехать поездом. Добрались до Москвы, купили билет на поезд Москва-Владивосток и путешествие началось, впереди было долгих четверо суток.                                                                                                                                                               Ну до чего же интересно увидеть, почти, две трети России! Не прошло и суток, как подъехали к Уралу. Народ весь высыпал в коридор, боятся пропустить столбик, на котором с одной стороны написано Европа, с другой Азия.                                                                                                                                                               - Люба, ты посмотри как все просто, два континента разделены неказистым деревянным столбиком! И никаких границ, все та же природа, та же земля! Да и люди те же самые.
- Ваня, А за границей люди другие? Так же две руки, две ноги, да и кровь не голубая.                                  За окном мелькают большие и маленькие города, медленно меняется ландшафт. Ближе к Омску уже не увидишь гор, так, небольшие пригорки, а перед Новосибирском проезжали Барабинские степи. На улице жара и пыль, пыль и в вагонах. И как бы жарко ни было, окна все закрыли. Но в самом Барабинске, на перроне продавали столько рыбы и солёной и вяленой. Неужели здесь есть озера? Ближе к Красноярску пейзаж, опять, изменился, появились горы Саянские отроги, заросшие лесом. И вольно невольно начинаешь чувствовать величие сибирских просторов и море тайги. Когда поезд проезжал по железнодорожному мосту через Енисей, зрелище просто завораживает. Такой мощи воды, Иван не видел ни где, внизу все бурлило, громыхало, стонало!                                                                                                     - Люба, ты посмотри, посмотри что творится! Какая силища! И как ещё мост не снесло? У нас то реки тихие спокойные, а здесь!                                                                                                                                                     Вот, позади старинный город Иркутск и поезд приближается к станции Слюдянка, это южная оконечность Байкала. Поезд идёт среди гор и вдруг ныряет в туннель, выскакивает из него и опять ныряет. Неожиданно появляется дневной свет и открывается неописуемой красоты картина. Внизу огромное озеро, которому не видно конца(и не удивительно, с юга на север 900 км.), песчаный берег вдоль озера, на котором расположены станции и посёлки, и сколько видит глаз, леса и горы. Такой завораживающий пейзаж!                                                                                                                                                                 После Слюдянки дорога то приближалась к Байкалу, то отдалялась. Путешествие подходило к концу. За окном большая река Селенга, главный приток Байкала. Река не такая,как Енисей, но тоже впечатляет. Вскоре поезд пересекает реку по железнодорожному мосту и вдалеке уже виден город. В Улан-Удэ на перроне нас уже ждал Серега. Серегу узнать можно, сразу видно, что возмужал за эти годы, появилось что-то от мужика. И тут Иван поймал себя на мысли, что и в нем исчез юноша.                               - Ну что с прибытием! Дай я тебя обниму, столько лет не виделись.                                                                      - А это моя жена, Любаша.                                                                                                                                         - Очень приятно, а меня зовут Сергей. Ну, что поехали?                                                                                   Уложили чемоданы на Серегин " Москвич" и тронулись в путь. Теперь на машине нужно проехать сто шестьдесят километров. До города Гусиноозерска доехали часа за полтора и минут через сорок прибыли на место. Посёлок Селендума, где жил Серега, был небольшой, имел статус посёлка городского типа. Но, в основном, дома были частные. В посёлке имелся небольшой завод, который выпускал передвижные вагончики для строителей. Половина населения работали на заводе, другая половина была связана с сельским хозяйством. В общем, посёлок ни деревня, ни город. Сергей работал на заводе мастером в столярном цехе.                                                                                                                                                         Что бы встретить, как полагается, Ивана, Серега взял отпуск и свозил его на рыбалку на Селенгу(она протекает недалеко от посёлка), Съездили в тайгу за ягодой, ну и, конечно, свозил Ивана и Любу на Байкал. Взяли с собой палатку и отдохнули дикарями на Сору рядом с турбазой Байкальский Прибой. Съездили в город Бабушкин(километров тридцать), купили омуль свежий и солёный, свежий зажарили на рожне, солёный с отварной картошечкой, а на десерт насобирали в округе голубики. Отдых получился незабываемый! Вот тут, на отдыхе, Серега и предложил переехать.
- А чего, устрою вас на завод, зарплата почти в два раза больше, чем у вас там, да и хозяйство можете держать сколько осилите.
-Ну, что, Любаша, ты согласна? Мне очень понравилась природа, да и народ здесь по приветливей, чем у нас. Я бы не против остаться здесь. И Сергей прав насчёт зарплаты и хозяйства.
-Ваня, куда ты, туда и я. Мне тоже здесь все нравится.
-Ну вот Серега на том и порешили.
-Молодцы, ребята! Я с директором переговорю насчёт подъёмных, он у нас мужик неплохой.Вам два месяца хватит решить все дела дома? Желательно до наступления холодов перебраться.
-Мы думаем, что хватит.
-На первых порах поживёте в общежитии завода, там есть пара квартир для семейных, потом или квартиру подождать, или дом построить. Проблем с пос.советом не будет.
-Дом построить.

Четыре года Иван с Любой живут на новом месте. Просторный дом, хозяйство, все как у людей! Иван и Люба работают на заводе, Иван в сборочном цехе, а Люба кладовщиком на складе. Дети заметно выросли за это время и хорошо помогают с хозяйством. Иришка почти невеста, пятнадцать лет уже исполнилось, да и парни подросли. Серёжке тринадцать, а какой здоровяк, на вид не меньше шестнадцати. Петька с Алешкой, тоже, растут не хилые. Когда строили дом, все помогали. Иван сделал формы для заливки шлаковых блоков, шлак брали возле котельной(благо, были десятилетние залежи) и каждый вечер после работы заливал с ребятами блоки. Месяца через полтора, готовые блоки просохли. Иван приступил к строительству. Нанимать не стал никого, все делал сам и вся семья помогала ему. Столярку заказал на заводе. Серега частенько приходил и помогал Ивану. Вот так потихоньку продвигалось строительство. С первым теплом начал готовить материалы, а седьмого ноября отметили новоселье. В первую же зиму купили тёлочку, обзавелись курами, гусями. Ну, в общем, жизнь наладилась. Дети очень быстро признакомились с местными и сейчас для них нет места роднее, как будто здесь и родились. Да и Иван с Любой чувствуют, что не ошиблись с переездом. В прошлом году приезжали родители. Вместе с батей походили по тайге, Серега свозил стариков на Байкал. Батя потом сказал, что немного завидует, был бы помоложе, тоже перебрался. Сибирь она, хоть, и суровая, но люди здесь добрые и приветливые.
За окном уже сентябрь, пока ещё тепло, но морозы придут быстро, к седьмому ноября все мелкие реки уже встают. Иван решил подшить детям валенки загодя, не дожидаясь морозов. Люба хлопочет на кухне, Серёжка ушёл к друзьям, а Иришка с младшими ушла в клуб, какой-то новый фильм смотреть. В тишине и работается быстрее. Иван заканчивал подшивать уже вторую пару валенок, когда в комнату вбежал Петька:
-Папа, папа, там армяне Иришку в сторону железнодорожной насыпи насильно увели!
Армен строй, так в народе называли строителей из Кавказских республик, и не важно кто это, грузин, армянин или азербайджанец, одним словом армяне.
В то время, когда сын вбежал в дом, Иван подрезал подшитые валенки специальным сапожным ножом. Он вместе с сыном поспешил к железнодорожной насыпи спасать дочь. Когда он подбежал к насыпи, то увидел, как здоровый мужик уже навалился на Иришку и снимает брюки. Иван издалека закричал ему:
-Ты что делаешь, гад! Она же ещё ребёнок!
Мужик оглянулся, отпустил Иришку, надел брюки и двинулся на Ивана.
-Слушяй, какой твой дэло, иды, иды от сюда.
Иван вспомнил, что когда выбегал из дома, у него что-то было в руке. Нож! Короткий замах и нож уже в животе у грузина. Нет, он не думал никого убивать и нож остался в руке, как то, инстинктивно, если бы в этот момент в руках была палка, он бы взял палку. Но в руке был нож и он защитил свою дочь, защитил как мог. Грузин медленно и как то неловко осел и упал на землю. Иван снял с себя куртку, надел на дочь и они с сыном повели её домой. А в это время начали собираться люди, прибежали кавказцы подхватили своего на руки и понесли его к машине, нужно везти в Гусиноозерск, своего хирурга в посёлке нет.
Не успели придти домой, как подъехала милиция. Ивана забрали в отдел и начались допросы. Когда дознаватель оформил все протоколы, Ивана закрыли в камере. Утром пришёл следователь и все началось сначала. Следователь немолодой мужчина, сочувствовал Ивану, но сделать ничего не мог, 108 часть первая налицо. После трех часового допроса, следователь дал подписать Ивану листок бумаги.
-Что это?
-Подписка о не выезде.
-Вы меня отпускаете?
-Да, Иван Васильевич. Я не вижу оснований закрывать вас. Я надеюсь вы не убежите?
-Конечно нет. Да и куда мне бежать.
-Иван Васильевич, не для протокола. В Гусиноозерске найдите адвоката Ситникова. Я думаю, он вам поможет.
-Спасибо вам! А вы не скажете, что с тем грузином?
-С ним все нормально, лежит в Гусиноозерске в больнице, состояние тяжёлое, но стабильное.
-А ему сойдёт с рук попытка изнасилования моей дочери? Не появись я там, все закончилось бы иначе.
-Нет, не сойдёт. Ваша жена вчера написала заявление. Возбуждено уголовное дело по статье 117 часть 4. Это очень тяжёлая статья, да и в зонах с этой статьёй не жалуют.
-Спасибо. Я могу идти?
-Да, только, пропуск подпишу. И через три дня приходите ко мне к девяти часам.
-Хорошо, до свидания.
На следующий день, Иван съездил в Гусиноозерск, нашёл адвоката Ситникова Николая Сергеевича. Адвокат выслушал Ивана и сказал, что берётся за его дело. Договорились встретиться на следующий день, Николай Сергеевич хотел получше ознакомиться с материалами дела. На следующий день Иван приехал к адвокату в назначенное время. Николай Сергеевич сказал, что ознакомился с делом и что у него есть для Ивана новость, с одной стороны плохая, а с другой стороны хорошая.
-Дело в том, что вчера Нугзара Паридзе(так звали пострадавшего) друзья вывезли на машине в Иркутск, посадили на самолёт и отправили в Грузию. В рамках уголовного дела о попытке изнасилования несовершеннолетней, он объявлен во всесоюзный розыск. Но с другой стороны, для вас это хорошо, нет потерпевшего и процесс будет, явно, в вашу пользу. Максимум, будет условный срок или стройки народного хозяйства, или, как говорят в народе "химия". Вы знаете, здесь в Гусиноозерске есть несколько комендатур. Будете работать здесь, а после работы уезжать домой. Главное вовремя отмечаться, не нарушать режим.А по половинке можно уйти вчистую.
Прошло три месяца. Иван ходил на работу, как обычно, но на душе было неспокойно, через три дня суд. Да и этого Паридзе не могут найти, а точнее и не ищут. Николай Сергеевич говорил, что с Грузии пришел ответ, Нугзар Пирадзе никогда не проживал в Грузии. Кто такой запрос сделал, вместо Паридзе напечатали Пирадзе? А может специально?
Ну вот и настал день суда. Иван встал,как обычно, рано, накормил скотинку, хотел сбросить сено с сеновала, но не успел, время поджимало.
-Ладно, приду после суда сброшу-подумал Иван.
Зашёл в дом переоделся и пошёл в клуб, именно там будет проходить выездное заседание суда.

Слова судьи словно молотом стучали по голове:
-... и назначить наказание в виде лишения свободы сроком на три года, с отбыванием наказания в колонии общего режима.
Конвой надел наручники и через запасный выход вывели Ивана. Там его уже ожидал " воронок". Иван поднялся по ступенькам и увидел внутри будки маленькие отделения с дверями. Ивана запихнули в такое отделение, закрыли за ним дверь на замок и " воронок" тронулся. Когда выезжали из двора клуба, Иван сквозь зарешеченное окно увидел, как кавказцы подогнали " Волгу" к самому крыльцу и в эту "Волгу" садится тот самый судья, что вынес ему столь суровый приговор полчаса назад. Глядя на эту картину, Иван подумал:
-Да, взятка судье и обед в ресторане сильнее любого адвоката! Потерпевший неизвестно где и преступление, совершенное им более тяжкое. Ничего этого не было принято во внимание. А Николай Сергеевич не виноват, он сделал все что мог. Как, теперь, Любаша одна управится? Надеюсь, что чему то ребят научил, будут помогать.
Ивана привезли в ИВС города Гусиноозерска. Два дня Иван пробыл в изоляторе. Через два дня собрали всех осуждённых и отправили этапом в следственный изолятор Улан-Удэ. Автозак ехал не спеша, как будто специально, наверно, испытывал удовольствие от того, что люди мёрзнут. Всё-таки не лето, да и летом в этой металлической коробке не сладко.Наконец машина прибыла на место, но двери сразу не открылись. На ногах, хоть, и тёплые ботинки, но за два с половиной часа неподвижного сидения, казалось, что ноги примёрзли к подошве. Машину загнали об между двумя воротами, открыли дверь и начали выкрикивать по фамилиям.Всех завели в помещение со всех сторон зарешеченное, внутри этого помещения была камера, туда всех и завели. Помещение на всех было тесновато, но в камере было тепло. Вскоре подошли начальник конвоя и дежурный по изолятору. Дежурный по изолятору выкрикивал фамилию, осуждённый отвечал имя и отчество, год рождения, статья и срок. Вся процедура заняла минут пятнадцать. Первую ночь всех поместили в карантине. Карантин, это камера в полуподвальном помещении каземата. Утром всех определили по разным камерам, где и будут дожидаться этапа на зону. Иван вошёл в камеру. В камере было не меньше сорока человек. Старшой спросил кто такой, откуда и за что сидит.Иван рассказал свою историю. Старшой сказал:
- Обычно здесь все сидят ни за что, а ты, видимо, один по заслугам. Ну, ладно не парься. Эй, Кореш, приготовь шконку внизу рядом с моей.
Молодой белобрысый парень лет двадцати трех, весь, как будто, на пружинах, соскользнул с кровати верхнего яруса, подошёл к первому ряду от окна, свернул чей то матрац и положил его на пол рядом с кроватью.
- Готово, Седой! Ну, мужик, поканало тебе, сам Седой за тебя впрягся.
-Эй, ты, сявка, не твоё дело. Располагайся, Василич.
Утром Ивана вызвал опер майор Мазаев, спросил за что, конкретно, сел. Иван, в который уже раз, рассказал свою историю. Дня через три Опять вызывают, на этот раз его привели в кабинет начальника СИЗО. За столом сидел полковник лет пятидесяти, глаза слегка раскосые. Обычно, здесь про таких говорят "Карым", русские люди, но есть что-то восточное.
-Я ознакомился с Вашим делом. Честно сказать, я Вам очень сочувствую и поэтому предлагаю отбыть срок здесь в хоз.обслуге. Какие у Вас специальности есть?
-Да я много чего могу. Могу работать строителем, водителем, трактористом, сапожником.
-Ну, строители нам здесь не нужны, а вот сапожник очень пригодится. Многие попадают сюда и сидят подолгу, иногда, нужно ремонтировать обувь. Иван Васильевич, вы согласны остаться здесь? Если останетесь через год по одной трети можно выйти на "химию" или по половине условно-досрочно. Это я Вам обещаю, это в моих силах.
Иван, почему-то, сразу поверил полковнику. Что-то подсказывало Ивану, что этот крепкий мужик сибиряк, не обманет Да и про зону общего режима слухи ходили нехорошие.
- Да, я согласен.
-Ну вот и хорошо. Сейчас я дам команду и Вас переведут в хоз.обслугу.
Помещение хоз.обслуги, или как тут говорили хозки, находилось во внутреннем дворе. Небольшое здание, внутри очень похожее на казарму. Здание окружено металлической оградой и калитка все время на замке. Выходят из " локалки" с разрешения дежурного. Ивану определили в этом же здании небольшую комнатушку.Раз в два, три дня он в сопровождении работника ходил по камерам и брал обувь на ремонт. Как правило, его сопровождал старшина Попков, пожилой мужик, прошедший войну. Человек неплохой и к нему относился неплохо. Честно сказать, здесь все сочувствовали ему, говорили о несовершенстве закона. Как так может быть? Человек защитил дочь от насильника, а его за это в тюрьму! Да и насильника до сих пор не нашли. Работники изолятора называли его Васильичем, кто угощал чем-нибудь домашним, кто сигареты приносил. Любаша уже дважды приезжала на свидание. Рассказывала о детях, о том, что в посёлке все на его стороне, вскоре после суда кавказцы уехали не закончив работы. Видимо боялись. Директор завода сказал, что обязательно возьмёт на старое место после возвращения. Работы было много, она отвлекала от тяжелых раздумий. Как то незаметно Иван начал привыкать к этой жизни и время побежало быстрее. Однажды его вызвал начальник
-Иван Васильевич, прошёл год. На следующей неделе собирается комиссия, вы можете уйти на стройки народного хозяйства. Но я бы Вам посоветовал подождать ещё полгода. Во-первых ещё неизвестно, как сложатся у Вас отношения в комендатуре. А во-вторых, эти полгода быстро пролетят, а там, как на том плакате " На свободу с чистой совестью". В общем, решать Вам.
-Да, Александр Дмитриевич, вы правы. Сейчас уже пообвык и время идёт быстрее. Конечно, я подожду ещё полгода.
Полгода пролетели незаметно. Позади комиссия и суд. Иван докурил сигарету, за калиткой локалки его ждал старшина Попков.
-Ну что Васильич, вот тебе справка об освобождении, пойдём провожу тебя на свободу.
Щёлкнул замок, открылась дверь, за которой свобода. Попков по жал руку.
-Ну бывай!
Старшина вернулся в серое здание. Иван спустился с крыльца и увидел знакомую машину. Дверь открылась, показалось довольное, улыбающееся лицо Сереги
-Как тебе воздух свободы?Жизнь продолжается!